Я ПРЕДСТАВЛЯЮ

Я представляю Рип Ван Винкля, уснувшего в 1962 тоду, проснувшегося в 2002 году. Когда он заснул: у власти был Джордж Бэбит. Торжествовала определенность. Работа была пожизненной. Ozzie & Harriet давали ощущение комфорта. Войны шли между толстыми бегемотами. Когда он проснулся: на троне воцарилась скорость. Определенность почила в бозе. Скоростные дороги стали единственным типом дорог. В мире правит молодежь. Миллионные армии превратились в АРМИИ ОДИНОЧЕК.

_____________________________________

1950. Неограниченное превосходство

Можно утверждать, что Вторую мировую войну выиграл американский менеджмент. Потери несли не американцы. Русские. Черчилль произнес больше страстных речей. Не Рузвельт. Но военная машина США сделала победу союзников возможной. Мы произвели больше пушек, чем плохие парни. Больше самолетов. Танков Я ПРЕДСТАВЛЯЮ. Грузовиков. Десантных кораблей. Мы победили их своей … промышленной мощью. И, честно говоря, это принесло нам больше пользы, чем славный дух и отвага вооруженных винтовками фермеров из Айовы. (Заслуги, которых мы не станем преуменьшать).

После Второй мировой войны промышленная машина вернулась на гражданские рельсы … и воцарилась в мире. В начале 1950-х мы производили почти половину мирового ВНП. Наши компании были непобедимы. Значит, были непобедимы и методы управления.

Американское управление: альфа и омега экономического превосходства, версия 1950. Постепенно в могучей конструкции появились трещины. Например: Спутник, 1957 год. Русские раньше влетели в космос. Это вызвало национальный кризис. И привело к неверному выводу: централизованное планирование (по Я ПРЕДСТАВЛЯЮ-советски) — это круто.

На сцену выходят Sovietus Americanus. Наступила ... эпоха централизованного планирования? эпоха механистических организаций! ... эпоха технократов!

1980. Потерянное превосходство

Все больше трещин появлялось в структуре американской бизнес-гегемонии. Крупнейшая трещина: японцы привели в порядок свой дом за считанные годы после Второй мировой и с невероятным рвением восстановили национальную экономику 1960-е сменялись 1970-ми, и японская промышленность начала удивлять своего американского конкурента. Сначала в судостроении. Затем в производстве стали. В автомобилестроении. Полупроводниках.

К 1980 году Америку поразил кризис. Безработица стала выражаться двузначными числами впервые со времен великой депрессии. Инфляция перевалила за отметку в 10%. Процентные ставки выросли до 20%. Вот так непобедимость! Очнувшись Я ПРЕДСТАВЛЯЮ, американцы быстро взялись за ум. На этот раз мы решили, что правильным методом управления является ... Японский метод. В 1980 году если вы этого понимали, значит, вы вообще ничего не понимали.

Критики американского бизнеса появились даже в Наrvard Business School. Два ее ведущих профессора в области производства Билл Абернати г о6 Хайес написали для Наrvard Business Review статью под названием «Наш способ управления экономическим спадом». В ней утверждалось, что лидеры американского бизнеса одержимы цифрами. Они утратили понимание сущности предприятия: людей, качества, потребителей. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы и прозвучало, как казалось многим, как отходная молитва по превосходству американского стиля управления.



Следующий выстрел суждено Я ПРЕДСТАВЛЯЮ было сделать нам с Бобом Уотерменом.

1982. Возвращенное превосходство?

Когда мы с Бобом писали «В поисках превосходства», «стрельба» не входила в наши намерения. Мы (и я, в частности) просто были вне себя. Мантрой американского бизнеса долго было: «План – это все». Я же считал, что «План» — это (в основном) чушь собачья.

Так или иначе, книга попала в цель. Время появления, хотя и совершенно случайно (как часто бывает), оказалось исключительно удачным. Вопреки всем разговорам об американском «спаде» мы показали, что не все американские бизнесмены были идиотами. Мы открыли острова надежды ... и сделали это очень вовремя. Книга разошлась в огромном Я ПРЕДСТАВЛЯЮ количестве. (Что не удивило разве что наших мам!) И весь мир — мир управления, по крайней мере — слегка содрогнулся.

Тем временем скорость экономических перемен продолжала оставаться как минимум столь же высокой, какой была между 1960-ми (когда я только начинал) и 1980-ми (когда началось формирование моей репутации как гуру управления).

Несколько компаний, из тех, о которых шла речь в книге, резко пошли вниз. Очень быстро. Всего через 3 года после появления книги Business Week публиковал издевательскую статью (названную «Ой!») отчитавшую нас за то, что трех из наших звездных компаний, а именно Неwlett-Packard, Digital Eguipment и Disney «отчитал» рынок.

Да, некоторая часть из Я ПРЕДСТАВЛЯЮ первоначального списка «Золотые 43 лучшие компании» работала значительно ниже уровня «превосходства». Все же, по моим оценкам, примерно 30 из них работали весьма сносно, особенно если учесть присущую им неповоротливость, связаную с размером, и то, сколько всего произошло после 1982 года.

_____________________________________

!


documentabgzsht.html
documentabgzzsb.html
documentabhahcj.html
documentabhaomr.html
documentabhavwz.html
Документ Я ПРЕДСТАВЛЯЮ